Большая пьянка на РДОСе (рыбодобывающее судно).

Убежденная девственница Аня хочет погулять по судну. Небезопасная затея, учитывая темную ночь и поголовно пьяную команду. Бесноватый Стаc специально пугает ее. — Вон, видишь, надписи везде «берегись калышек» (прим. — калышка — петля на тросе, способная захлестнуть ногу и утащить человека за борт). Не надо никуда ходить — пей здесь. — А кто это, калышки? — Ну, вроде крыс. Только мохнатые и с вот такими клыками, у них еще глаза светятся. Они здесь всюду бегают, кусаются! Под утро шконка, на которую меня завалил Бахус, начинает ходить ходуном. Щупаю — рядом Аня. Ты чего? — Калышек бою-ю-юсь! Слезы, сопли и полное отсутствие страха за свою невинность. Визит Ельцина в Астрахань. Съемки в аэропорту. Видеооператор, очевидно, не понравился милиционеру. — Здесь снимать нельзя, засвети пленку! Оператор молча вынимает ВИДЕОкассету и, подав ее кверху, крутит в воздухе. -Засветил! — Ты что, меня за идиота держишь? Сержант отбирает кассету, входит в луч солнца, падающий из окна, и высунув кассету в форточку, обстоятельно «засвечивает» ее со всех боков.

Пикник на турбазе «Парус».

Элле очень хочется показать своему московскому шефу Юре свой рыбацкий опыт. Однако живого сазана она видит впервые, поэтому ходит с ножом вокруг этого исполина — не знает с чего начать. — Как у вас в Астрахани сазана убивают? — Обычно душат! Нож летит в траву и, оседлав беднягу, Элла вцепляется ему в «шею». Сазан ошалело косит на нее глазом, девушка в экстазе «душит» его, колотит башкой о землю. Когда мы приходим в себя от затяжного приступа хохота, сазан мертв. Задушила-таки. Надо попробовать. Бедный Юрик! Тегеран. Семеныч, провезший через границу полные носки «зелени», решил прикупить ванную комнату. Все в порядке — ванна, раковина, биде, кафель выдержаны в одной цветовой гамме. Остается решить, какую брать — розовую или фисташковую. Решаем бросить жребий. Семеныч достает мелкую монетку и, держа в левой руке пачку стодолларовых купюр, правой собирается подкинуть жребий в воздух. Проходящий мимо плохо одетый перс со вздохом сыплет ему в ладонь горсть мелочи. — Рустам, рус! — пробегает по толпе, и милостыня щедрой рекой течет в руку ошарашенного Семеныча.

Рыбалка на судака.

Чтобы не мочить трусы, решаем забредать малька нагишом. Живец пойман, Борис, разложив леску у ног, с бешеной силой раскручивает для броска донку над головой. Тяжелый грузел летит, увлекая толстую лесу за собой. Бросок у Бориски мощный, метров на пятьдесят, все любуются. И вдруг петля лески подпрыгивает с песка и, как в замедленной съемке, начинает захлестывать мужское достоинство Бориса. Шок от увиденного так велик, что вместо того, чтобы затормозить леску рукой,.рыбак что есть силы пускается вслед за леской. Останавливается он уже по шею в воде. Готов поклясться, такого рывка не видела ни одна олимпиада! Так вот они какие — калышки.

Выставка Южной Кореи.

У Женечки такая красивая собачка, что вежливые корейцы постоянно хвалят и собаку, и хозяйку. Все выглядело милым и естественным, пока Коля не шепнул Женечке на ухо:»Это они потому так Уланчика хвалят, что у них собачье мясо — любимая еда». Женечка нервничает и с каждым новым комплиментом все больше. Последний кореец нарывается: — Какая собачка! И чем вы ее кормите? — Корейкой! — мстительно выпаливает Женя.

Прием у невропатолога.

Пациент берется за спинку стула и, изображая все, о чем говорит, жалуется: — Доктор, когда я еду на велосипеде и помахиваю правой ногой, то, оборачиваясь назад и высовывая язык, я чувствую боль под лопаткой при взмахе левой рукой. Что мне делать? Врач, пытаясь осознать необходимость таких сложных телодвижений, отрывает взгляд от бумаг: — Ну так не делайте так больше! — Спасибо, доктор.- Счастливый пациент уходит. Слышно как за дверью он говорит другим больным: -Такой молодой, а уже специалист!

Судоверфь имени С.М. Кирова.

Дыр в заборе больше, чем надо. Остается только гадать, зачем рабочему понадобилось тащить обрезок трубы через проходную. Да впрочем, что за грех, всего-то полтора метра — отходы считай. Бдительная вахтерша Семеновна хватает «несуна» за руку, другой рукой набирает номер директора. — Несуна поймала, Петр Сергеевич. — Что выносит? Семеновна не знает, как называется эта железяка, поэтому уточняет у нарушителя: — Что выносишь? Рабочий понимает, что вляпался, но помирать — так с музыкой. Вдохновенно врет: — Коленвал от танкера «Волгонефть». — Коленвал от «Волгонефти» выносит, Петр Сергеевич! — Радостно закладывает Семеновна. Директор знает, что коленвал весит больше полутора тонн, поэтому вопрос его резонен: — Один несет? — Как есть один. — Ну, пусть несет. Семеновна обиженно отпускает «несуна»: — Не мог что-ли сразу сказать, что для директора?

Куба.

Очередь в обменный пункт. Двое наших, разомлевших от жары и рома: -Ты за кем занимал? -Да вот за той пи… о и в шляпке! Строгая мадам вдруг мило улыбается: — Как приятно вдали от дома услышать родную речь.

Малыш был дрянным псом — шкодливым, кусачим и нервным. Особенно неприятной была его привычка постоянно портить воздух. Делал он это бесшумно, но так едко, что приходилось проветривать квартиру. Когда вечеринка с нашими приятелями, молодоженами Леной и Герой затянулась, решено было оставить их ночевать в нашей спальне. Я лег на кухне, жена в детской, Малыш забрался под кровать к молодым. К утру счастливая пара была на грани развода. Всю ночь Малыш отравлял воздух под брачным ложем, а молодые осыпали друг друга упреками в плохом воспитании или питании.Успокоились только тогда, когда на свет из под кровати был извлечен виновник торжества. Малыш был счастлив общим вниманием.

Пхеньян.

Музей революции. На огромной картине изображена сцена боя: окоп, солдаты корейской армии целятся в неприятеля, фонтанчики пыли от вражеских пуль. Но главное — над бруствером в шикарном кресле сидит Ким Ир Сен и пальцем указывает, куда стрелять. Не можем сдержать смеха над нелепостью композиции. Подходит обиженный переводчик У: — Что здесь смешного? — Так ведь Ким Ир Сен весь на виду, его же убьют. У кланяется изображению Любимого Учителя и смотрит на нас, как на детей неразумных: — Как же его можно убить — он же вождь?! Нам стыдно.

Съемки с американцами на рыбзаводе БИОС.

Уникальное предприятие разводит мальков осетровых рыб. К пруду подходит корова и пьет воду. Американцы интересуются, зачем здесь корова. Серега шутит: — Ну, вы же знаете, что осетр реликтовая рыба. Это не корова — это корм. Сейчас осетр вынырнет и сожрет ее вместе с копытами. Два часа убеждаем журналиста из США, что это была шутка, что осетр намного меньше коровы, что мяса он не жрет. Ни в какую. Сует доллары, чуть не плачет: — Это уникальный кадр, я стану богатым и знаменитым, не уеду пока не сниму!

Субботник в мединституте.

Студенты тщательно подметают плац военной кафедры, собирают опавшую листву в стога. Выбегает дежурный офицер: — Куда вы листву метете, товарищи студенты? Метите за угол — я там уже кучу навалил!

Кипр.

Светочка не говорит по-английски и искренне считает, что фраза «ду ю спик инглиш» означает «я не говорю по-английски.» Пожилая чопорная киприотка, продавец антикварного магазина, пытается всучить Свете глиняную кошку-копилку: — This cat cost two pounds (эта кошка стоит два фунта). Светочка не понимает и хочет об этом сказать, но произносит: — Ду ю спик инглиш. Поскольку за плохое знание английского на Кипре потерять работу — раз плюнуть, киприотка, думая, что произносит недостаточно хорошо, повторяет, чеканя слова: — This cat cost two pounds! (эта кошка стоит два фунта). Светочка, начиная раздражаться, вновь объясняет, что не говорит по- английски. Поскольку знак вопроса она не интонирует, речь ее звучит до вольно угрожающе: -ДУЮ СПИК!!! Киприотка в панике — хозяин за конторкой уже прислушивается к их диалогу. Ей понятно, что эта молодая англичанка требует от нее правильного произношения, артикуляции и пр. Старушенция теряет чопорность, сгибает торс и подобострастно, максимально усложняя фразу старинными оборотами, вещает. В переводе это звучит где-то так: — Леди, нижайше прошу прощения за мое произношение, но я осмелюсь еще раз сказать вам о том, что эта дивная кошечка стоит ровно два кипрских фунта. Но если вы хотите скидку… Света свирепеет. Ей ясно, что эта старая карга без этой чертовой кошки ее не отпустит. Собрав все мужество, высокомерно приподняв брови и дернув плечиком, Света выдает: -ДУЮ СПИК ИНГЛИШ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Киприотка опозорена. Вытирая слезы, старушка, кланяясь, провожает Светочку до дверей. Знай наших!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *